September 25th, 2015

Уехать в ФРГ нужно было сразу! Но "прозрение" приходит слишком поздно!

1990 год, Ленинград, Риту встречает Роман (муж) у роддома с цветами. В семье появился 3-й ребенок - и тоже сын! Семья по Закону становится "многодетной" и "плюшки" от государства под названием СССР сыпятся как из "Рога изобилия". Их прикрепляют к "Спецмагазину", где талоны можно всегда "отоварить", ну и купить сигареты и "нужные вещи": стиральный порошок, индийский чай и прочий "дефицит". Но самое главное, семью из обычной очереди на улучшение жилищных условий ставят в "льготную" очередь".

[Грустная история]Наступил октябрь 1991 года, Роман (сотрудник вневедомственной охраны) днями и ночами работает, чтобы прокормить семью. В магазинах исчезает практически все что нужно, и в "Спецмагазине" на талоны уже практически ничего не купить. Мэр Санкт-Петербурга А. Собчак разъезжает по Западу и умоляет их власти спасти город на Неве от неминуемого жуткого голода. Простые граждане из ФРГ, США и других стран откликаются на призыв о помощи, и в город пошел поток посылок с едой. Рита с двумя старшими детьми еле дотащили коробку с продуктами (гуманитарка) которую выдавали в "Спецмагазине" многодетных матерям и инвалидам ВОВ.

Открыв коробку, Рита ахнула! Помимо многочисленных консервных банок и упаковок с крупами в коробке лежал большой и красивый конверт, на котором был написан по-немецки адрес и имя отправителя. Рита в школе изучала немецкий язык, и открыв конверт, с помощью словаря прочитала письмо от незнакомой немецкой женщины. Она писала что ее отца во время войны пленили в России и незнакомые русские люди не дали умереть ему с голоду. И эта женщина (Марта) очень надеялась, что ее посылка хоть чем-то поможет загладить вину немцев, допустивших ужасные страдания голодавших в блокаду ленинградцев.

Рита написала письмо в ответ по-немецки и благодарила как могла за оказанную помощь, а так же вложила в конверт фотографии своих троих детей. Каково же было ее удивление, когда в начале декабря 1991 года ей позвонили из Почты и попросили прийти забрать международную посылку. В этот раз из ФРГ пришли рождественские подарки: комплект детской одежды для младшего сына, игрушки (модели автомобилей Mercedes & BMW для старших детей), швейцарский шоколад и печенье, и фото самой Марты с внуками. В письме она поздравляла семью Риты с Рождеством и приглашала в гости в свой домик в Баварии. По поводу возможных расходов она просила их не беспокоиться, так как она и ее отец, готовы были оплатить все расходы на проезд и проживание.

В тот момент, когда в Питере из магазинов окончательно исчезли все продукты, и за хлебом приходилось стоять в очереди, приглашение приехать в ФРГ казалось какой-то нереальной сказкой. Рита в тот же день поговорила с мужем: "Ты же работаешь в системе МВД, и у тебя есть знакомые в ОВИРе, давай сделаем заграничные паспорта всей семье и съездим в следующем году в Германию?" Роман внимательно выслушал свою жену и сказал как отрезал: "К фашистам мы не поедем! Забудь об этом раз и навсегда!". Рита всегда слушала мужа, и отправляя в Германию бандероль с открытками "Ленинграда - Санкт-Петербурга" написала, что по роду работы мужа, они не могут выехать заграницу.



Наступил 1992 год, Рите пришлось выйти на работу, так как денег в семье катастрофически не хватало. Мясо из рациона семьи практически исчезло, семья питалась макаронами с тушенкой и консервированными овощами, запасенными прошлым летом. Романа много раз звали работать в ЧОПы, но по его словам там было сборище "бандюганов" и иметь с ними что-то общее он не хотел. От того что зарплаты хронически задерживали, Рита тайком начала распродавать на Сенной золотые и серебряные украшения, доставшиеся ей от бабушки. Роман на почве безденежья стал прикладываться к бутылке, объясняя это хронической усталостью.

Однажды в конце июня 1992 года, в самый разгар "Белых ночей" в коммуналке, где жила семья Риты раздался звонок. Дверь долго никто не хотел открывать, так как позвонили в общеквартирый звонок, а не в звонок в конкретную комнату. Рита была дома одна, детей она отправила на месяц к бабушке, а муж был где-то на подработке. Наконец-то соседи открыли дверь квартиры и через минуту раздался стук в дверь в комнату Риты. Какого же было ее удивление, когда она увидела седую женщину и рядом с ней какую-то даму. Это была Марта с переводчицей из "Интуриста". Она приехала в Санкт-Петербург по туристической путевке, через Москву и решила зайти к Рите, благо ее адрес сохранился в письмах.

Марта спрашивала о семье, о работе, об отношениях с мужем и еще раз спросила у Риты, почему она с семьей отказываются приехать к ним в гости? Когда мадам-переводчик перевела вопрос, то от себя добавила: "только отвечай честно!" И Рита честно призналась, что ее муж считает всех немцев фашистами, и что она лично ничего против них не имеет. Марта конечно расстроилась и сказала, что понимает позицию мужа, но все равно ждет их в гости. При этом мадам-переводчик комментировала от себя: "соглашайся, пусть сделают на семью вызов, ну и мне заодно. Я поеду в качестве переводчика! Они не обеднеют, я то знаю. Твоя бабуля в "Астории" живет, понимаешь?"

Вид коммунальной квартиры и особенно общего туалета, где вместо туалетной бумаги в лотке лежали разорванные газеты и где на стене висело 4 стульчака, а на самом унитазе стульчака не было - поверг Марту в шок. Еще больший шок она испытала, когда узнала сколько зарабатывают советскими рублями в пересчете на немецкие марки семья Риты. На прощание Марта вручила подарок: фотоаппарат-автомат (мыльница) и 10 фотопленок AGFA. Рита в ответ подарила роскошный оренбургский пуховый платок который ей подарила на рождение 3-го сына свекровь.

Через день вечером к Рите снова постучали в дверь. Пришла мадам-переводчик и сказала что договорилась с Мартой: "Пойми, она и вам и мне сделает вызов, нельзя терять ни минуты, поговори с мужем, делайте заграничные паспорта. В Консульство Германии сейчас дикие очереди, но у меня есть знакомые - помогут без очереди подать на визу. Это ваш шанс - езжайте и ни о чем потом не пожалеете!".

Когда Рита рассказала все мужу, и попросила ради детей разрешить ей поехать с детьми и женщиной - переводчиком в Германию, он снова ответил: "Нет! Даже не думай об этом!" А на следующий день Роман пришел домой сильно пьяным и избил Риту. "Еще раз напишешь письмо фашистам- руки переломаю!" - кричал в гневе муж. Но Рита все-таки написала письмо Марте, где поблагодарила за визит и за предложение посетить Германию.

Дамочка - переводчик "Интуриста" еще месяц приходила к Рите на работу, и уговаривала поехать с ней в Германию без детей и мужа. "Ты еще сильно пожалеешь, что упускаешь этот шанс" - говорила она. Но советское воспитание не позволило Рите бросить семью и уехать на Запад, хотя она уже знала, что брак обречен. Через несколько недель (после употребления спирта "Рояль" практически в чистом виде) Роман повесился в комнате в коммуналке, из которой Рита с 3-мя детьми давно съехала к маме в область. После этого городские власти сняли Риту с льготной очереди жилье потому что квадратных метров на человека стало достаточно по их нормативам.


Что пришлось пережить Рите в лихие 90-е - отдельная и весьма печальная история. Дети выросли, переженились и съехали из коммуналки. Рита сейчас живет одна и получает пенсию. Туристы из Германии до сих пор приезжают в Санкт-Петербург на "Белые ночи" и услышав немецкую речь теперь уже бабушка Рита, гуляя с внуком около гостиницы "Астория" всматривается в лица туристов. А вдруг???
promo ulyjuz september 5, 2015 02:51 2
Buy for 10 tokens
Шел третий месяц пребывания Петра в солнечной Испании. На улице было жарко по-летнему, и Петру пришлось обновить гардероб и отказаться от горячего чая и кофе. Занятия с репетитором по изучению языка давали свои плоды: Петр уже не стеснялся изъясняться по-испански. Но один момент ему не давал покоя…